Внутреннее устройство Парфянского царства

Дата: 12.01.2016

		

Еще
недавно социальную структуру Аршакидской державы некоторые исследователи
уверенно определяли как феодальную. Представители знатных парфянских родов и
царские вельможи (вазурги), мелкие владетели и полузависимые князьки,
управители областей и другие сановники рассматривались при этом как
находившиеся на разных ступенях иерархической лестницы вассалы верховного
сюзерена — «царя царей». К числу проявлений «феодализации»
парфянского общества относили распространение единообразного костюма воина,
сложный ритуал придворных церемоний, пышную титулатуру и другие чисто внешние
признаки. Однако новые материалы (и прежде всего данные хозяйственных
документов) не укладываются в эту схему. Общая картина, которая сейчас только
смутно вырисовывается, оказывается намного сложнее, и для ее твердого
обоснования потребуется еще немало новых фактов. Пока еще можно говорить только
об отдельных элементах общественного устройства Парфянского государства и об основных
тенденциях в его социальной жизни.

Во-первых,
нет никаких оснований считать, что социальная структура парфянского общества
оставалась неизменной на протяжении всех пяти веков его существования.
Во-вторых, следует учитывать, насколько принципиально различные по своему
общественному и экономическому устройству социальные организмы оказались
объединенными в политических рамках «Великой Парфии»: здесь были и
эллинистические города, сохранявшие самоуправление, и мелкие арабские княжества
с очень сильными традициями патриархально-родового устройства, и полузависимые
царства, управлявшиеся где родичами «царя царей», а где местными
династиями и сохранявшие право выпускать свою монету. Здесь были и экономически
сильные храмовые поместья, и частновладельческие поместья — дастакерты с
прикрепленными к земле рабами, и свободные землевладельцы, жившие по
традиционным нормам общинного уклада, и рабы-военнопленные (аншахрик —
«иноземные»).

Плиний
писал, что парфяне владеют восемнадцатью царствами. Позднее их называли
«царями племен», и в этом, очевидно, содержится один из ключей к
пониманию внутреннего устройства Парфянского государства. Номады-парны,
оказавшись в роли создателей одной из самых могущественных мировых держав
своего времени, еще долго, видимо, сохраняли пережитки кочевнических родовых
традиций. Именно этим, а не «феодализацией» следует объяснять ту
особую роль, которую в течение всей истории Парфянской державы играли
могущественные роды парфянской знати — Карены, Сурены, Михраны и др., имевшие
каждый свое войско. К пережиточным явлениям родо-племенной организации
относится и сохранение у парфян общегосударственного совета родовой знати.

Пока
можно судить только о военно-политической организации, которую создали
Аршакиды, чтобы удержать в своих руках завоеванные страны: она была достаточно
гибкой и приспособленной к особенностям и традициям каждой области. Так, в
западных областях засвидетельствованы названия должностных лиц, восходящие —
через Селевкидов — к греческой номенклатуре чиновников («стратег Месопотамии
и Парапотамии«, »архос (глава) арабов» — в долговом контракте из
Дура-Европос) или к еще более древним ахеменидским терминам (аркапат —
«начальник крепости»). Местные титулы и звания иранского
происхождения существовали и в Закавказье (битахш, или питиахш, —
«наместник», «занимающий второе место»), и в Восточном
Иране (нахвадар, ноходар, — «держащий первое место»). Более подробно
(благодаря хозяйственным документам из Нисы) исследовано административное
деление, существовавшее на восточной окраине Аршакидской державы — в собственно
Парфии. Здесь оно было трехступенчатым: дизпат (правитель селения или небольшой
крепости с прилегающими землями) подчинялся сатрапу (шахрап), управлявшему в
отличие от ахеменидской эпохи сравнительно небольшой областью, а над сатрапами
стоял марзбан («охраняющий границу»), ведавший более крупной
административно-территориальной единицей (все эти термины иранского
происхождения). Видимо, по областям