Основной вопрос философии

Дата: 13.02.2016

		

Известно, что история философии в своей сущности есть история
борьбы материализма и идеализма. Правда, эта борьба не всегда была явной.
Однако уже ранний древнегреческий философ Парменид (У1-У вв. до н. э.) поставил
вопрос об отношении мышления и бытия, т. е. основной вопрос философии. Платон
прямо говорит о двух типах философов, из который “одни все совлекают с неба и
из области невидимого на землю, утверждают, будто существует только то, что
допускает прикосновение и осязание, и признают тела и бытие за одно и то же”, а
другие настаивают на том, что “истинное бытие” — это некие умопости-гаемые и
бестелесные идеи….”.

У Аристотеля нет столь очевидной постановки основного вопроса
фило-софии. Этот вопрос присутствует у него в неявной форме и в нескольких
вари-антах в виде вопросов, с которыми мыслитель обращается прежде всего к
само-му себе. Это, во-первых, вопрос о том, существуют ли какие-либо сущности
кроме тех, которые даны нам в нашем чувственном восприятии: “…следует
вы-яснить, существует ли помимо чувственно воспринимаемых сущностей
какая-нибудь неподвижная и вечная… и что же она такое, если существует…”.

И во-вторых, вопрос о том, достаточно ли одной материи для
того, чтобы все существующее могло существовать: “…главным образом нужно
рассмотреть и обсудить вопрос… имеется ли кроме материи причина сама по себе
или нет, и существует ли такая причина отдельно или нет, а также одна ли она
или имеется большее число таких причин…”

Ответы на данные вопросы у Аристотеля не однозначны, что
объясняется сложностью последних. Связанные с этим творческие поиски и
колебания Ари-стотеля составляют живой нерв аристотелевской философии.

Противоположности. Для того чтобы разобраться в философском
миро-воззрении Аристотеля, необходимо прежде всего обратиться к его
представле-нию о законе, которому, как думал философ, подчиняются и бытие, и
мышление. Определяя предмет философии. Аристотель спрашивает себя: “…должна
ли ис-комая… наука заниматься и теми началами, из которых все исходят в
доказа-тельстве, мак, например, выяснить, возможно ли в одно и то же время
утвер-ждать и отрицать одно и то же или нет…”. Философ отвечает на этот
вопрос по-ложительно: философия должна заниматься началами доказательства.

В связи с этим Аристотель развивает учение о
противоположностях и ана-лизирует различие и его воды. Все, что существует,
различно, но различия могут быть несущественными и существенными, а последние —
существенными в большей или меньшей степени. Более существенно различаются вещи
и собы-тия, принадлежащие к разным родам сущего, менее существенно —
принадлежа-щие к разным видам внутри одного и того же рода, несущественно —
вещи одно-го вида.

Аристотель определяет противоположность как наибольшее или
“закон-ченное различие”: “…так как различающиеся между собой вещи могут
разли-чаться в большей и в меньшей степени, то имеется и некоторое наибольшее
раз-личие, и его я называют противоположностью”. При атом “у
противоположно-стей может быть нечто промежуточное и у некоторых оно
действительно быва-ет”, тогда как “из видов противолежания противоречие не
имеет ничего проме-жуточного…”.

В контексте учения о противолежащем и его видах Аристотель и
форму-лирует тот основной закон, или принцип, бытия и мышления, который
опреде-ляет и его логику, и его учение о бытии, онтологию ( как стали говорить,
правда, много позднее Аристотеля). Сам Аристотель называет этот принцип, “началом
для всех других аксиом”. Развернутая формулировка этого принципа звучит так:
“…невозможно, чтобы одно и то же в одно и то же время было и не было прису-ще
одному и тому же в одном и том же отношении…”; краткая — “не может кто бы то
ни было считать одно и то же существующим и не существующим” (там же) или “не
может одно и то же быть и не быть в одно и то же время…”. Здесь ясно видны
два аспекта атак этого принципа: гносеологический и онтологиче-ский.

Вторую краткую формулировку можно назвать экзистенциальной —
там говорится о существовании и о несуществовании: объективно одно и то же, чем
бы оно ни было, не может одновременно и существовать и не существовать, или
быть и не быть. Эту краткую формулировку можно связать с развернутой. Для этого
присущим надо сделать бытие, так что развернутая формулировка примет форму:
невозможно, чтобы бытие в одно и то же время было и не было присуще одному и
тому же в одном и том же отношении. В этом введенном здесь нами тезисе бытие
приобретает двойное существование, в качестве предиката (“бы-тие”) и в качестве
связки суждения (“было и не было присуще”).

При подготовке данной работы были использованы материалы с
сайта http://www.studentu.ru

Метки:
Автор: 

Опубликовать комментарий